Елена Драпеко: России нужен специальный совет для спорного кино

Новости23 апреля 20180
Заместитель председателя комитета по культуре Госдумы РФ, справедливоросс Елена Драпеко в эксклюзивном интервью изданию «Домовой Совет» рассказала о дырах в бюджете, о новом проекте «Виртуальная библиотека», о проблемах в кинематографии. Заслуженная артистка РСФСР поделилась идеями и о своем авторском кино.
Елена Драпеко: России нужен специальный совет для спорного кино

О деньгах и ценностях…

− Елена Григорьевна, как ни крути, но в вопросе культуры важна и денежная составляющая. Справедливороссы предложили закрепить в Бюджетном кодексе объемы финансирования культуры – не ниже 3%. В таком случае бюджетное обеспечение этой отрасли будет защищено законом. Но это предложение было проигнорировано…

− Да. Мы предложили разумную модель. Ведь чтобы обеспечить социальные нормативы, нужна определенная сумма денег из консолидированного бюджета, федерального и субъектов РФ. На что тратятся деньги, выделяемые на культуру? Первое − это обеспечение граждан правом на доступ к культурным ценностям, а для этого у нас существуют социальные нормативы. То есть сколько должно быть библиотек, цирков, музыкальных школ, театров и т. д. Вторая часть – заработная плата работников культуры. Если сложить эти две цифры, то получится необходимая цифра минимума – те самые 3% от доходной части бюджета. Если мы эту модель примем, то мы сможем разумно тратить деньги на культуру. 

− Почему правительство с этой моделью не согласилось?

− У нас были крупные стройки. Это Большой театр, Малый театр, Мариинский театр, в которых мы делали новую сцену. Гигантские стройки закончены, и мы надеялись, что дальше деньги бюджета РФ будут перераспределяться на более бедные регионы. Но правительство с нами не согласилось. Сказали, мол, пускай сами со своими учреждениями разбираются. 

− Если посмотреть на суммы, которые закладываются в федеральном бюджете на культуру, то с каждым годом они уменьшаются. На 2018 год предусмотрено 97,9 млрд рублей, на 2019 год – 94, 6 млрд рублей, на 2020 год – 86, 7 млрд рублей.

− Да, уменьшение есть, но хочу отметить, что оно меньше, чем в других отраслях. Потому что, когда мы работаем над бюджетом, мы бьемся и воюем за каждую копейку. Культура − это великий транслятор смыслов и ценностей. У нас нет идеологии, но есть задачи. Мы должны воспитывать патриотизм, мы должны стимулировать развитие творческой личности, мы должны преодолеть великую технологию потребления, которую внедрили в 90-е годы. А это можно сделать только через культуру. 

   О виртуальной библиотеке, кино и творчестве…

− Елена Григорьевна, а как вы сейчас оцениваете уровень российской культуры?

− Очень неоднозначно. У нас есть высочайшие достижения культуры во всех отраслях, но самое трудное – их транслировать. Культура сползает к мегаполисам, а на селе, в маленьких поселках и городах, абсолютная беда. То есть мы не можем на сегодня обеспечить доступ граждан к культурным ценностям. Поэтому мы закладываем увеличение бюджетных средств на гастроли, выставки, на передвижные и виртуальные музеи. Я считаю, что каждый гражданин должен иметь доступ к нашим сокровищам. И если вы откроете сайт «Культура РФ», то увидите там не только лучшие достижения столичных учреждений культуры, но и события, которые происходят в маленьких городах и поселках. Там есть и спектакли, и фильмы, и виртуальные музеи. Я с гордостью говорю, что мы создаем крупнейшую в мире электронную библиотеку. На этой виртуальной территории знаний будет все, что когда-либо издавалось на территории российской империи, Советского Союза и современной России. Там будут и все сокровища библиотек российских академий наук, институтов. Сейчас идет оцифровка архивов.

− Виртуальная библиотека будет бесплатная?

− Насчет этого у нас есть интересная идея. Сегодня мы выкупаем у авторов 10 % книг, которые издаются в России. Ситуация плачевная. Денег у нас хватает только на 10 %. Сейчас мы разрабатываем такой закон, чтобы все 100 % книг передавали в электронную библиотеку, а выплачиваться авторские будут по факту обращения к этому произведению. То есть прочитали вашу книгу 5 тысяч человек, значит за них вы деньги и получите. Потому что есть авторы, которых читает только узкий круг. А есть те, у кого гигантские тиражи. И они очень возмутились. Но мы сказали: вы все получите. Хранить в электронной библиотеке мы будем все книги, но деньги авторы получат только по факту их прочтения. 

− Вы много внимания уделяете теме развития кинематографа в России. Например, вы говорили, что развитие отечественной кинематографии должен регулировать единый государственный орган. 

− У нас есть Министерство культуры, у которого существует департамент кинематографии. Он и выдает прокатные удостоверения. Что бы вы не сняли, вы все равно придете туда за разрешением на публичный показ. Но сегодня в департаменте сидят чиновники. Я отношусь к ним с уважением, но у них замыливается взгляд. Мы же предлагаем департамент расширить за счет специального совета, куда вошли бы творческие и общественные деятели. В спорных случаях это был бы некий третейский суд. 

− То есть совет должен принимать решение выпускать кино в широкий прокат или нет?

− У нас есть спорное кино. Например, «Матильда», «Смерть Сталина». Вроде по формальным признакам фильм о Сталине не имеет никаких призывов к насильственной смене государственного строя, но там есть явное глумление над умершим человеком. Это черная комедия. Мы считаем, что в традициях российской истории и нравственных ценностей это недопустимо. 

− В каком состоянии сейчас российский кинематограф?

− Он − на подъеме. Мы научились делать блокбастеры, освоили новые технологии. Мы сегодня делаем вполне голливудское кино. Но мы утратили непосредственность, которая была в нашем кино раньше. 

− Елена Григорьевна, а представьте себе, что вы режиссер и снимаете кино. О чем бы оно было?

− О женщинах-героях и о тяжелом времени – девяностых годах. Тогда было все против нас.

 

 

 

Источник: https://domsovet.tv/articles/society/elena-drapeko-v-rossii-nuzhen-spetsialnyy-sovet-dlya-spornogo-kino-/