Елена Драпеко рассказала, за какую культуру готово платить государство

Новости20 июля 20160
Подробное интервью о новом законе о культуре в "Парламентской газете"

Главный парламентский защитник культуры - депутат и актриса Елена Драпеко рассказала «Парламентской газете» о том, что сегодня происходит с многострадальным законом о культуре, почему творческую работу не почитают за труд и можно ли вообще её как-то оценить. И правы ли те деятели искусств, которые говорят: «Государство, дай денег и не мешай!».

Елена Драпеко. Фото Владимира Афанасьева

- Елена Григорьевна, что сейчас происходит с законопроектом о культуре, одним из авторов которого вы являетесь?

- Тот документ, который лежит в Госдуме, готов к рассмотрению. Сейчас, когда утверждена стратегия российской культуры, определён путь, по которому мы все будем двигаться, вполне логично и закон принять, то есть правила этого движения.

- А что за история с альтернативным законопроектом Минкультуры?

- Да, был законопроект ведомства на 500 страниц. Он получился очень неуклюжим, громоздким, и его нормы были абсолютно непригодны для пользования. Найти, например, где там и что про памятники культурного наследия, про народные промыслы, про творческие союзы, было невозможно. И в итоге Правительство отозвало свой проект закона.

- У вашей инициативы не столь короткая судьба.

- Да, депутатский законопроект первый раз внесли ещё в IV созыве Госдумы, но до рассмотрения так и не дошло. Теперь мы снова создали рабочую группу, учитывая, что все культурное законодательство остаётся в силе, и мы переписываем только базовый закон. Мы правили исходя из общей ситуации в законодательстве и стране. Например, за это время появилась 4 часть Гражданского кодекса, которая касается авторского права.

- Объединение художников в творческие союзы прописано в документе?

- Был отдельный проект закона о творческих работниках и их союзах. К сожалению, Правительство нам отказало в положительном отзыве, поэтому отчасти нормы этого закона мы прописали в законопроекте о культуре. Сегодня творчество как таковое трудом не признано. А значит, у творческих работников возникает много проблем с трудовым законодательством, ведутся постоянные споры с Правительством о том, что творческим работникам нужны преференции. Всегда возникает примерно один и тот же вопрос: чем зубной техник отличается от скульптора? И тот, и другой лепят, и тот и другой делают это индивидуально и почему скульптору при этом нужны преференции? Объяснять людям, что творчество создаёт не то или иное произведение, а смыслы и систему ценностей - сложно. Не государственные документы, а произведения искусства и культуры - путеводная звезда, за которой идёт нация. 

- Выходит, раздражают деятели культуры?

- Да, вертятся под ногами у чиновников, которым кажется, что главные показатели жизни страны - это цифры и деньги. Действительно, непонятно, какую пользу приносит художник, работающий годами над одной картиной или писатель, который пишет многотомный роман. Но я хочу спросить: эти люди разве не трудятся, не работают изо дня в день?

- То есть вернуть творческим союзам тот статус, который у них был при советской власти, сегодня невозможно?

 - Нет, потому что по законодательству творческий союз у нас может создать любая группа от пяти человек. И когда мы просили у Правительства преференции для творческих союзов, нам объяснили, что, если подобное разрешить, то так вся страна разобьётся на группки и потребует налоговые льготы. Был и отдельный законопроект на эту тему, но он так и пылится в архивах Госдумы. В базовом же проекте закона о культуре мы прописали основные параметры существования творческих союзов.

- Минкультуры, кстати, в целом не возражает и даже требует скорейшего принятия документа в первом чтении. 

- Да, но оговаривается, что ко второму уже надо подготовить поправки. Речь, в первую очередь, идёт о самом сложном разделе - системе финансирования культуры. Сегодня она складывается из того, что Кабмин выделяет средства на госзаказ. Мы предлагаем финансировать, исходя из системы гарантии всем гражданам доступа к культурным ценностям и на участие в культурной жизни страны. Речь идёт о социальном стандарте обеспеченности гражданина Российской Федерации услугами в сфере культуры. Сейчас этот стандарт очень разнится в регионах. В Москве, например, он высок, а где-то очень низок.

- Как же просчитать эти равные доли?

- Должен быть общий порог, а в тех субъектах, где денег недостаточно, надо будет ввести субсидирование на выравнивание бюджетной обеспеченности. И сейчас есть субсидии, но неясно, из каких принципов они формируются. Кроме того, исходя из майских указов Президента, нужна обеспеченность самих работников культуры стабильной и достойной заработной платой. Вот эти два параметра и должны лечь в основу финансирования в области культуры.

Понимаю, что в нынешней непростой экономической ситуации придётся как-то изменять часть норм законопроекта, но я готова здесь идти на уступки Правительству и дорабатывать в рабочей группе документ ко второму чтению. Когда писали законопроект, в государстве была более радужная ситуация. 

- Не переборщит ли Минкультуры с вмешательствами, а вы - с уступками?

- Всё определяется ситуацией во времени. В России правители издревле патронировали культуру. Она особенно тщательно сохранялась внутри религиозных организаций. Потом, когда пришло гонение на церковь, все культурные ценности перекочевали в культурные хранилища - музеи и библиотеки, и при них же работали живописцы, иконописцы. Меценаты в дореволюционной России освобождались от личных налогов и были почётными гражданами государства, им давали личное или семейное дворянство.

В современной России есть и сторонники, и противники патронирования культуры со стороны государства. Одни хотят его опеки, другие говорят: денег дай и иди отсюда!

- Как примирить два этих лагеря?

- Пока не знаю, но уверена, что это возможно. Творить художник может всё, что ему угодно, но государство при этом поддерживать будет лишь то, что интересно ему.

- А где критерии оценки творчества?

- В порицании или в его отсутствии со стороны общества и в Уголовном кодексе. Государство не обязано поддерживать то, что не считает полезным, так как деньги - от общества, именно оно наделяет государство правом избирательной поддержки. Что нужно обществу - польём, как говорится, остальное пусть растёт самостоятельно, если, конечно, не противоречит общественной морали. Этот принцип подтверждается и международными конвенциями. Например, Конвенция «О правах человека» допускает ограничение распространения информации в целях защиты нравственности, госбезопасности и прав личности. Но наши свободолюбцы, говоря о свободе творчества, забывают, что следом идёт другой абзац - свобода может быть ограничена государством.

- Например, государство может ограничить вывоз культурных ценностей…

- И должно это сделать. В том законопроекте, который накануне каникул Госдума приняла в первом чтении, роль государства почти сведена к нулю. Документ принципиально и концептуально вреден. Недавно мы вместе с главой Комитета Госдумы по культуре Станиславом Говорухиным внесли новый законопроект о правилах ввоза и вывоза культурных ценностей.

- Документы будут рассматриваться параллельно?

- Как минимум. На это я надеюсь. Хотя считаю, что принятый в первом чтении законопроект, вообще надо снимать с рассмотрения.

- Что предлагаете в новом?

- Главное то, что государство может признать для себя культурной ценностью любое произведение, сделанное в любую эпоху. И возраст культурных ценностей в 50 и 100 лет тут будет не при чём. А то придумали столетний рубеж, чтобы было можно вывезти произведения соцреализма 1920-1930 годов! Что касается таможенных границ, то сначала надо править законодательство ЕАЭС, потому что оно не учитывает особенностей России. Там есть послабления по сравнению с нашим законодательством. Мы в своём законопроекте упростили правила ввоза и вывоза старинных автомобилей, коллекционного оружия. Но мы оставляем самое главное: систему контроля за происходящим со стороны Минкультуры и то, что государство имеет право не выпускать за свои пределы те экспонаты, которые считает особенно ценными.

Стратегию развития культуры до 2030 года одобряете?

- Конечно, она же определяет векторы роста и прорывные направления в культурном развитии государства. 

- Что может стать главным мотором развития культуры на ближайшие десятилетия?

- Ситуация очень сложная - в стране определены не все приоритеты. Потому что та модель общества, которую мы строим - олигархический капитализм, не устраивает большую часть населения. И надо возвращаться к максимальному социальному равенству, а для этого нужны социальные стандарты обеспеченности прав граждан на культуру, в том числе. Но главное - право на участие в культурной жизни всех без исключения и потому государство должно определить какой-то минимальный порог финансирования культурной деятельности.

- В стратегии сказано, что к 2018 году доля российских фильмов в прокате должна увеличиться до 35 процентов, а к 2030 году - до 30 процентов.

- Да при чём тут количество! Дело же в качестве, именно его повышением сейчас и надо заниматься. А для этого многого не хватает. Мы теряем кадры, а новые создаём с большим трудом. Нужно ввести бесплатное получение второго режиссёрского образования, повышать ответственность непосредственно сообщества кинематографистов. Сегодня же ни союз, ни экспертные комиссии не выполняют функции по стимулированию кинематографа, а только отбирают проекты для государственного финансирования. А должны обсуждать с качественной точки зрения и то, что уже сделано 

- Худсоветы пора вернуть?

- Не надо резких движений. Качество кино зависит не только от профессиональных умений членов съёмочной группы, но и от техники. А самое главное - основа всякого искусства - это драматургия. Была история, когда мы собрали ведущих театральных режиссёров и задали им один вопрос: почему нет прорывных постановок? Худрук театра Ленком Марк Захаров ответил: потому что нет драматургии. Потом мы собрали сценаристов, а они сказали, что не понимают, почему хорошие сценарии отклоняют, а плохие принимают. 

- Вопрос становится философским.

- Именно так. Философы должны, получается, ответить: кто наши герои? Куда идём? А пока мы - в серой зоне, должны искать выход всем обществом и определить, какими хотим себя видеть в будущем, какими ценностями обладать. В течение 20 лет строили общество потребления, пытались одеть, накормить, забить магазины. Но выяснилось, что никакое общество потребления не может принести нашему народу счастья - уровень удовлетворённости не рос вместе с уровнем материальной обеспеченности. Нам нужна самореализация, русскому человеку нет ничего лучше этой возможности. Нужна большая цель, которая объединит всех, как случилось во время возвращения Крыма домой.

- А каково сегодня влияние российской культуры в мире?

- Минимальное. Подменить собственную систему ценностей западной - это перестать быть интересными миру. Хотя мастерство у нас осталось очень высоким. На том и держимся.

Беседовала Ксения Редичкина

https://www.pnp.ru/interview/detail/136141